Нижний замок

Вскоре два стoлетия, как он исчез с лица земли. Большинство львовян и не слышала o нем. На месте Низкого Замка остались две каменки, и еще мерцает красками “вернисаж”, а почти всю его южную часть занимает здание Национального музея.

История

Древнейшие сведения об истории Замка находим у львовского историка ХVII века Варфоломея Зиморовича. Князь Лев Данилович, пробыв зиму на Высоком Замке “среди лютого завывание неугомонного ветра”, перенес свой двор в построенный им низкий Замок в долине Полтвы. Эти события Зиморович датирует 1270-х годы.

Древнейшее документальное упоминание о замке – в копии документа с 1292. Князь Лев позволяет в саду вновь построенной Николаевской церкви “черпать воду, протекающую в наш двор в городе Львове, то есть до Нижнего Замка у кухни”. Эта запись указывает на водопровод, снабжавший замок водой из источников Замковой горы и проходил через церковный сад.

О Низком Замке в конце ХVI века читаем в ґданчанина Мартина Груневега, который прожил во Львове много лет и оставил нам его описание. Хотя в то время Низкий Замок уже был перестроен в ренессансном стиле, оставалась неизменной церковь св. Екатерины, что “была ранее русской, как еще и теперь свидетельствует все его строения. Внутри, начиная от пола, украшенная малевидлами евангельских историй и святых, все на русский лад “. Действительно, стены церкви защитили ее интерьер во время пожара 1564, поэтому стенопись, которую описал Груневег, сохранилась. Уже этих известий о Замке достаточно, чтобы не ставить под сомнение построение его в княжескую эпоху.
Непроверенные сведения о восстановлении низкого Замка Казимиром III в 1362 году дали основаниями политически заангажированным исследователям объявить польского короля основателем Замка. Зиморович называл еще две интригующие дать восстановления замка и города 1345 и 1349, тоже приписывая их Казимиру. Эти даты отвергли межвоенные исследователи только потому, что Казимир тогда Львовом не обладал.

Исторические сведения дополняют градостроительные исследования, которые опираются на достижения археологии. Они подсказывают, что первоначальным ядром города была современная площадь Ярослава Осмомысла, возникшая как рынок на пересечении важных путей. Уже с XII века здесь фиксируют высокий уровень ремесла и торговли. Территория низкого Замка отделялось от базара только потоком и лежала рядом с Галицким путем. Можно предположить, что уже в XII в. здесь, на подходах к городу, был оборонительный форпост. На его месте князь Лев во II половине XIII в. построил свою резиденцию, а для надежной защиты осадил вдоль ул. Армянской отряды татар и армян. Даты 1345 и 1349 указывают на дальнейшее развитие оборонной системы города и низкого Замка, проведенное львовянами перед опасностью нового похода Казимира.

После захвата Русской земли Казимиром Низкий Замок как объект государственного подчинения перешел из княжеской в ​​королевскую собственность. Был Замок резиденцией князя Владислава Опольского – вассала венгерского короля. Жили в нем по несколько месяцев королева Ядвига и король Владислав Варненьчик. Позже королевские покои замка уже не отвечали монаршему величию, и короли бывали здесь разве что день-два, а для длительного пребывания снимали Арцибискупский дом на рынке. Сказалось расположения Замка над наводненными оборонительными рвами, что вызывало намокания стен и создавало нездоровые условия для проживания.

Плотно застроенный город часто горел. Однако ужасный пожар 1527 года обошел Замок. Только в 1565 году он выгорел дотла. Усилиями старосты Петра Баржи начато восстановление, прежде всего, стен и хозяйственных сооружений. После его смерти в Замок выслано дворянина Андрея Овадовського, который составил описания и сметы для основательной реконструкции. Николай Гербурт, староста с 1570 года, совершил перестройку Замка в ренессансно-маньеристическом стиле (1574). Руководил строительством неизвестный по имени итальянец.
Последний раз Замок пытался отремонтировать (в 1763 году) последний староста – князь Радивил, что и показала люстрация 1765 года.

Австрийцы намеревались разместить в Замке конторы ґуберниальних чиновников, но отказались из-за неудовлетворительного состояния здания и нездорового воздуха. Император в 1782 году подарил Замок Стану Галицийскому. К 1785 году еще действовал костел св. Екатерины, а с его закрытием жизнь в Замке прекратилась. В 1802 году городское правительство выкупило здание у “стана” за 8528 золотых и разобрал его для устройства торговой площади.

Жители и подчиненные

Статус государственного учреждения делал Низкий Замок совсем инородным телом самоуправляющегося центра города с его неподотчетной никому, кроме короля, властью. В Замке правил староста Львовской земли, которому подчинялись земская канцелярия и суд. В городские дела староста, как правило, не вмешивался.

Однако Пидзамче и Замковая гора принадлежали к Старостинскою юрисдикции и официально назывались “Замковой юридикой”. Жители юридики, которые занимали в 1570 году 140 хозяйств, кроме чинша за землю, имели повинность для работы при Замке, которую при желании также могли заменить денежным оброком. Однако в “случае надобности” они были обязаны защищать Замок. А еще на юридике были освобожденных от чиншей 25 дворов магнатских и благородных, 11 оседлости духовных, среди которых 6 – священников и братств Украинских церквей Пидзамча.

Особый статус на Подзамче имела юридика костела св. Яна, переведена в 1415 году из “русского права” на “армянское”. Купцы из этой юридики еще в конце XV в. защищали свои древние права торговать в городах Галичины наравне с мещанами центра города.

Челяди замковой в XVI в. было 22 “единицы”: подстароста, четверо слуг и извозчик, писарь гродский с двумя “ребятами”, двое “подписков” (писарей), писарь провентовый со слугой, шафар (эконом), ключник, повар и поваренок, двое сторожей, солодовник (пивовар) и лесничий. Еще в пидгородку замковом в строящемся доме жили шестеро капелланов замковой церкви. Людям, которые выполняли повинности при замковой работе, жалованья не полагалось, но их кормили. Когда в конце XVII века пал Высокий Замок, Низкому пришлось взять на себя функции Старостинского тюрьмы.

Застройка

Вид Низкого Замка известный из гравюр Пасаротти (1618), Пернеера (1772), Гаффнера (1775), планов города 1704, 1766, 1777, 1780, 1781, 1800 годов, на которых видно только общие ґабариты застройки. Рисунки Я.Ґлоґовського и Ф.Ковалишина (XIX в.) Только перепевают изображения на гравюрах. Всюду Замок изображен из-за города, с северо-востока.

До сих пор в научном обороте были два документа с описанием застройки Замка: “Люстрация Львовского староства” (1570) и “Люстрация генеральная Русской земли” (1765). Они были основанием для реконструкции планирования замка Я.Витвицьким, Ф.Марковським и кафедрой реставрации Львовской политехники.

Вне поля зрения исследователей оставался еще один инвентарь – с 1570, значительно полнее от упомянутых, который фиксирует тогдашнее состояние и древнее планирования Замка. Фотокопии этого инвентаря, который составил А.Овадовський, лишь в конце 1930-х попали во Львов из Варшавы. Они позволяют реконструировать в общих чертах вид Замка к пожару 1565 года.

Итак, Замок был разделен на две части. Одна – собственно замок, каменный, с костелом, парадными покоями, склепами и пивными. Он был отделен от пригородка стеной, очень обгоревшим во время пожара.

Вторая часть – пригородок со склепом для хранения гродских книг, конюшнями, каменным домом месионарським, большим домом белым и кухней. Пригородок с севера и запада примыкал к городской стене. Зато с востока и юга был окружен деревянными заборами. В заборах врата, которые выходили на город и монастырь о. Францисканцев.

Итак, можем по-новому присмотреться к планам, на которых контуры первоначального Замка читаются достаточно определенно. Цитадель (скорее детинец Замка) занимала северо-западный краеугольный камень, который ограничивался с юга часовней св. Екатерины, а с востока – торцом “Больших покоев”. Это был прямоугольник размером около 38 на 52 м. Двор имел размеры около 20 на 20 м. Поскольку пригородок защищали не слишком надежные стены, детинец должен иметь очень надежную оборонительную систему.

На всех планах города северная линия городской стены упирается с востока в внешнюю стену “Больших покоев”, едва выступает на север. В северо-западном крыле над крышей поднималась башня. Она почти не выходила за обрез стен, отличает ее от оборонительных башен городской стены и указывает на древнее происхождение (по Зиморовичу городские башни датируются 1349 годом).

Сложнее выглядит на планах западное прясло стены. На месте поворота стены одно из зданий пригородка значительно выступает за обрез стены. На гравюре 1772 года видим здесь помещения, опирающееся на внешние контрфорсы. Шведский “шпионский” план 1704 подает еще одну особенность, дорисовывая к этому выступлению полукруглую башню (тем и ценен этот план, он не ставит целью обстоятельность изображения, а подчеркивает особенности оборонной системы). На других планах южная стена часовни вблизи стены имеет выступ к югу.

Если часовня замыкала южное прясло детинца, то это выступление является краеугольной башней. Кстати, очень подробный план Питтерсгофена 1780 рисует это выступление не на одной линии с “Большими покоями”, а более узким.

Замковый детинец был плотно застроен. “Большие покои”, окружавщие двор, шириной были (вместе с стенами) около 15 м. Под ними простирались погреба, маленькие окошки которых, упомянутые в описании, наверное, были бойницами. Партер (первый этаж), имел 6 больших комнат, 8 вспомогательных помещений и две лестницы. Помещение на этаже соединяла галерея – кружґанок. Северное крыло занимали правительственные службы, западное было жилым. Многочисленные окна, прорезанные в оборонной стене, при необходимости закрывались надежными ставнями. Известны такие проемы и в оборонной архитектуре XV-XVI веков, но тогда они были на значительной высоте от пола: выше человеческого роста (на случай обстрела). При этом внизу помещения были прорезаны бойницы. В случае военных действий такие окна были необходимы для вентиляции, иначе защитники угорели бы от пороховых газов.

Вокруг двора пригородка первоначально должны были находиться лишь вспомогательные здания. Значительная часть двора была свободна от застройки, чтобы в случае необходимости предоставить убежище жителям и место военным. Описания ХVI века упоминают о конюшнях, которые расположенны вдоль въезда при восточной стене. “На этаже” конюшен были закрома для овса и сена. Северное прясло занимала кухня, а напротив нее была срублена из Тертица “сундук водный”, соединеный водопроводом с Замковой горой. В южной части двора каменную резиденцию “в двух верхах” имели капелланы. Подстароста жил в двухэтажном сосновом доме. Среди новочасних выгод стоит вспомнить сожжения печей с сеней и внутренние туалеты (а не выходки).

О многом узнаем из описания намерений реконструкции Замка в 1570 году. Все окна и двери были обрамлены тесаным камнем. Деревянный кружґанок заменено на каменную балюстраду с консолями. Деревянные заборы – на кирпичные стены. Зиморович с юмором описывал реакцию львовян на привередливые атики, увенчанные каменными вазонами – “кружками” и чашами с ручками-ушами. Последние устойчиво ассоциировались с любимым занятием замковой челяди – поклонением Бахусу. Видимо, были основания, потому что пишут, что во время свадьбы дочери гетмана Сенявского вино лилось из желобов на улицы города, а поминки по гетману продолжались полгода.

Последнее (подробное) описание показывает нам Замок в последние годы Речи Посполитой, когда Львов (а с ним и Низкий Замок) подвергся упадку. “Большие покои” были в аварийном состоянии. Стены из-за постоянного подмокание от рва разрушались. Часть стен наклонилась в сторону рва, некоторые из них держались только благодаря контрфорсам. Балки перекрытий перегнили в гнездах и угрожали рухнуть. Стены канцелярии совсем перемоклы, и в дождь по ним текла вода. Из поврежденных стен тюрьмы заключенные смогли выломать камни и убежать. Дом бургграфа (XVI в.) тоже на ладан дышал.

В XIX веке площадь замка застроили. Кроме сохранившихся, стояли дома по всему периметру нынешнего “вернисажа”. Наконец, в начале ХХ века построено Промышленный музей, занявший остатки не застроенной площади. Поскольку никакие стены Замка уже над землей не поднимались, то и план квартала произведено без учета контуров Замка.

вернисаж

Настоящее

Свободное пространство на месте низкого Замка не раз соблазнял к исследованию и сохранению хотя бы частицы этого уникального объекта, устройству здесь Музея археологии Львова. По счастливому стечению обстоятельств, не застроенная площадь могла бы стать местом для воспроизведения еще одного средневекового объекта – рядом с Королевским и Городским арсеналами, Глинянской и Крамарською башнями, открытыми фрагментами оборонительных стен. Ведь мало городов могло похвастаться аж двумя замками!

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Категории: Фортификации Львова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

wpDiscuz
X